akrena
Homo homini glukus est (c) C.Vartanov
Одна феечка была подарочком. «Тем ещё!» — добавляли многие. Она имела много-много пушистого и теплого счастья, обнаруживающегося то под кустом спеющей земляники, то в дупле старого мохнатого дуба, то на фиолетовом камушке, омытым чистой родниковой водой.
Впрочем, счастье тоже в долгу не оставалось и с удовольствием всегда вылезало для обнаружения.
Феечку манило все непонятное и необъяснимое, чтобы непременно понять и объяснить, записать, скрутить в бамбуковую рукопись и отправить в бутылке для большого морского путешествия.
У нее был черный пояс по сочинению желаний. Иногда она грызла плоды своего воображения, сидя на шершавой ветке сосны и провожая большой огненный шар за горизонт. Ей очень нравилось смотреть на луну, прохладную, светлую, считать сырные кратеры и победно свистеть, обнаружив новый. Луне было приятно, и она часто тихо-тихо поворачивалась новым бочком к феечке, чтобы та ее посчитала.
У нее был очень запутанный образ жизни и больное яркое воображение. Хотя реальность тоже была не слишком здоровой и ясной. Поэтому когда темнело, другие феечки использовали ее как светящийся торшер.
Она никогда не ела, только лакомилась. И на вопросы в магазинах «Хлеба?» торжественно провозглашала «Зрелищ!».
Феечка очень любила танцевать, и делала это с глубоким чувством и кашемировой расстановкой. Танцевала до упаду. И еще немножечко лежа.
Феечка всегда вежливо приседала в реверансе при встрече, щурила прелестный носик и всегда прощалась перед тем, как выйти из себя.
У нее был один большой секрет, и много-много маленьких, развешенных пестрой гирляндой по самым потаенным уголкам и норкам. И часто на рассвете, когда жемчужные росинки еще не успели выдохнуть в небо, можно было найти один из таких секретиков, перевязанным шелковой ленточкой
(с) sheirena87.diary.ru/p173915240.htm